Рав Элиэзер Беркович и учение о морали в иудаизме

71-lВ преддверии презентации перевода на русский язык книги Элиэзера Берковича «Не на Небесах» (напоминаем, что она состоится 10 апреля в 6 часов вечера в «Маханаим» по адресу: ул. Лунц 2, Иерусалим) мы хотим познакомить вас с отрывками из статьи Давида Хазони «Рав Элиэзер Беркович и учение о морали в иудаизме»

Давида Хазони — старший редактор и редактор новой антологии произведений Элиэзера Берковича. Статья на иврите опубликована в журнале Azure (Tekhelet), издающемся центром «Merkaz Shalem»), 2001, #11

Параграф 1
Вот уже около двухсот лет продолжаются нападки на иудаизм, который исследователи и некоторые другие круги лиц объявили религией механической и легалистической, оставившей моральные истины в библейском прошлом.

По следам Спинозы утверждается, что хотя законы Торы и были нужны в прошлом для формирования народа Израиля, эти законы уже в эпоху пророков выказывали первые признаки старения, и заведомо утратили релевантность как система законов сейчас. По этой теории, именно моральные принципы, содержащиеся в словах пророков, составляют вечное послание иудаизма. Так, например, такой видный представитель этой теории как Мартин Бубер утверждал, что основная проблема традиционного иудаизма в том, что он «превращает галаху в нагромождение мелких формул и опускает человеческий выбор между добром и злом на уровень схоластики и мелких уточнений». Как следствие, продолжает Мартин Бубер, «иудаизм уже не выражает религиозность, а порабощает её».
Влияние подобных взглядов достигло апогея в первой половине двадцатого века, когда модернизированные подходы заняли настолько прочное место в сознании еврейских исследователей, что они стали открыто сомневаться в возможности еврейского закона («галахи» в традиционной терминологии) выжить в ходе последующих поколений. Однако в наше время наметилась общая обратная тенденция, опровергающая упомянутые крайние взгляды. Эта тенденция нашла своё яркое выражение в платформе, принятой реформистским движением в 1999 году. В упомянутой платформе движение реформистов отвергло своё столетнее противостояние галахе и призвало к «постоянному изучению заповедей в полном составе» и возобновлению традиционных обычаев, которые отвергало до того. Как следствие этого, вопрос о месте закона в еврействе вновь стал актуален в кругах, далеких от галахи до того. Стало быть, необходима переоценка основных вопросов, касающихся характера и функционирования системы законов. Так, например, если жизнь по еврейскому закону не противоречит моральному учению пророков, каков моральный урок галахи? Возможно ли, чтобы правильно понятая галаха самостоятельно формировала моральную личность и даже достигла самой неуловимой цели – создания морального общества?
Во время, когда такие вопросы висят в воздухе, полезно снова обратиться к произведениям Элиэзера Берковича, который был одним из немногих мыслителей современного времени, систематически изучавших данные вопросы, и который в силу этого должен считаться самым значительным исследователем еврейской морали в последнем поколении. Беркович, скончавшийся в Иерусалиме в 1992 году, известен в Израиле, главным образом как автор книг о Катастрофе. Тем не менее, не исключено, что его самый важный вклад был в области исследования системы норм еврейского права. Данная деятельность включает в себя шесть книг и множество эссе и предлагает общий подход к еврейской морали, сочетающий уважение к традиционной галахе как обязующей норме и веру в высшую роль ценностей и предвидений пророков. Этот подход был выработан в ходе анализа множества книг Писания и сочинений раввинов, который привел Берковича к трем основополагающим положениям о еврейской морали:
1. Несмотря на то, что закон очень много занимается правилами поведения и установлением системы законов, все- таки еврейский закон, как он предстает в Писании и Талмуде, занимается фундаментальными ценностями, а всякая попытка представить галаху только как систему жестких законов будет ошибочной по сути
2. Еврейская мораль, как она сформулирована пророками и установлена в галахе, занимается больше всего результатами человеческих поступков, и меньше намерениями и объяснениями людей.
3. Иудаизм понимает мораль не только как дисциплину души или разума, но, не менее того, и как деятельность, в которую вовлекаются через закон также привычные действия человека как существа телесного, для того, чтобы мораль могла достичь своей главной цели – исправление и реальный прогресс мира.
Излишне указывать, что если описание еврейской морали у Берковича справедливо, огонь и сера, выливаемые на еврейский закон в течение многих лет, оказываются результатом недоразумения, и теперь есть возможность заново оценить, является ли соблюдение галахи в наше время оправданным и желательным с точки зрения морали. Не менее интересно пронаблюдать, какой свет проливает подход Берковича на доводы самых яростных защитников галахи. В последующей статье я уделил по главе каждой из трех основ, заложенных Берковичем в области связи морали и галахи. Я постараюсь показать, что если мы относимся к трем указанным принципам как чему-то единому, они могут составить одну из самых плодотворных систем морали в еврейской мысли нового времени и подход, который, возможно, приведет к глубокому и систематическому пониманию еврейской нормативной традиции.

Рав Элиэзер Беркович (1908 — 1992 )

Параграф 5
Нормативная еврейская традиция сочетает три компонента: система законов, сочетающая вместе моральные обязанности и обязанности культа, моральные ценности, выраженные в книгах пророков и литературе раввинов, и пророческое видение улучшения человеческой доли в истории, причем соблюдение нормативной части иудаизма призвано способствовать реализации этого видения. Ввиду того, что баланс трех компонентов – закон, мораль и пророческое видение — затруднителен, многие современные мыслители зачастую имеют тенденцию отрицать фундаментальность того или иного компонента в еврейской традиции. Некоторые преуменьшают значение таких ценностей, как достоинство человека, или путей мира, и превращают более конкретные части галахи в главную заповедь религии. Другие ведут подкоп под основы галахи, чтобы улучшить статус очищенных моральных принципов, у которых в их базисной форме есть немалая притягательная сила, но которые не могут ясным образом направить человека на моральные действия, когда тот сталкивается со сложностью реальной жизни.
Иногда и видение будущего исторического прогресса человечества сужается до мистической картины, желанное осуществление которой зависит от приверженности принципам галахи или, с другой стороны, основополагающим моральным принципам, когда ни те, ни другие не обязательно формулируются с учетом исторических последствий.
Среди всех ведущих еврейских философов двадцатого столетия именно Элиэзер Беркович предложил наиболее удачный сплав всех этих компонентов, в котором каждому уделялось должное место в еврейской морали. Для Берковича моральные ценности иудаизма составляют его вечную ткань, они стоят в основе галахи и диктуют её изменчивость со временем. Видение будущего у пророков формирует мораль для движения вперед человечества в целом и определяет целевой характер основных моральных ценностей. Галаха как система законов, а не традиционно принятые обычаи, прозвана заниматься базисной проблемой телесности человеческой природы, а эта проблема, над которой приходится работать, если мы действительно хотим заслуживающим доверия способом перевести принципы в результаты. Все эти компоненты вместе составляют общий подход к морали, предлагающий нам моральный подход, который может выдержать напор валов революций и, в то же время, оградить нашу человечность и предложить нам надежду на истинное улучшение исторического положения человека.
Соединив все три компонента в единую нормативную систему, Беркович бросает вызов тем еврейским кругам, которые считают подчинение галахическим кодексам единственным пробным камнем для проверки религиозного поведения. Не менее важен и вызов Берковича тем кругам, которые придерживаются противоположной тенденции, столь долго атаковавшим галаху, выставляя её как препятствие для морального поведения. Как показали события последнего века, ни у какой системы ценностей, существующей в человеческом сознании, нет смысла, если общество, призванное выиграть от их реализации, не имеет достаточной дисциплины для проведения ее в жизнь, — это может обеспечить только закон. Вещь заново осознанная в еврейском законе в последние годы, показывает, как представляется, отрезвляющий отход от представления, господствовавшего в иудаизме в двадцатом веке, что еврейский народ может показать всему миру моральный пример, при этом отказываясь от морали, заключенной в собственной юридической традиции. Элиэзер Беркович предлагает убедительную теоретическую базу для опровержения такого представления.

Перевел Л.К.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Рав Элиэзер Беркович и учение о морали в иудаизме: 1 комментарий

  1. А почему для того, чтобы «показать всему миру моральный пример», — надо непременно «отказываться от морали, заключенной в собственной юридической традиции» ?
    Может виноваты в этом — некоторые «толкователи», заморозившие «юридическую традицию» на уровне рабовладельческого общества ?
    Общества с полным бесправием женщин и младших членов семьи итд…

    Может виноваты те, кто 95% КША посвятили ритуалам, и менее 5% — вопросам моральных отношений между людьми ?
    И в религиозной литературе «для начинающих» — выбрасывает и последние 5%…

    Пока что «у власти» у ортодоксов — именно те, кто «превращает галаху в нагромождение мелких формул и опускает человеческий выбор между добром и злом на уровень схоластики и мелких уточнений».

    Соотношение между Берковичем и мэйнстримом — примерно как соотношение между «Туманностью Андромеды» и реальным СССРом.

Добавить комментарий для Злата Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *